Добро пожаловать на форум!
Представьтесь, пожалуйста:

Логин:

Пароль:

Автоматический вход

Регистрация! | Забыли пароль?

Лунные Тени

Эзотерический Форум
 
ВходРегистрацияПорталФорумНаш БлогЧаВоПоиск
Добро Пожаловать на форум!

Поделиться | 
 

 Социальные эксперименты

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Социальные эксперименты   Пт Авг 15, 2014 4:13 am

Социальные эксперименты


_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Пт Авг 15, 2014 4:15 am

Как много важного в этой жизни мы способны не заметить?


Человек встал на станции метро в Вашингтоне и начал играть на скрипке, это было холодным январским утром. Он сыграл шесть пьес Баха примерно за 45 минут. За это время, так как это был час пик, мы (Washington Post) подсчитали, что 1100 человек прошли через станцию, большинство из них по пути на работу.
Три минуты прошло, и мужчина средних лет заметил музыканта. Он замедлил свой шаг, остановился на несколько секунд, а затем поспешил по своим делам
Минуту спустя скрипач получил свой первый доллар: женщина бросила деньги в кейс и не останавливаясь ушла.
Через несколько минут, кто-то прислонился к стене, чтобы послушать его, но посмотрев на часы убежал. Скорее всего, что он опаздывал на работу.
Тот, кто обратил больше всего внимания - было 3-летний мальчик. Но его мать утащила его за собой, Так же себя повели и несколько других детей. Но все родители, без исключения, заставляли их двигаться дальше.
За 45 минут пока музыкант играл, только 6 человек остановились и остались на некоторое время. Около 20 дали ему денег, Он собрал 32 доллара, но все продолжали идти своим обычным шагом.
Когда музыкант закончил играть, никто не заметил. Никто не аплодировал, не было никакого признания.

Никто не знал этого, но скрипачом был Джошуа Белл, один из самых талантливых музыкантов в мире. Он только что сыграл одну из самых сложных частей из когда-либо написанных, на скрипке стоимостью 3,5 миллиона долларов.
За два дня до игры Джошуа Белл в метро все билеты на его концерты были распроданы в театре Бостона, где стоимость одного места составляла в среднем $ 100.
Проект «Джошуа Белл играет инкогнито в метро» был организован газетой Washington Post, как часть социального эксперимента, о восприятии, вкусе и приоритетах людей.
Задача эксперимента была в следующем:
В обычной среде, в неподходящий час можем ли мы воспринимать красоту.
Как мы реагируем, и что делаем чтобы понять это? Признаем ли мы талант в неожиданной обстановке?

Один из возможных выводов из этого опыта может быть:
Если мы не находим одну минуту, чтобы остановиться и послушать одного из лучших музыкантов в мире, который играет лучшую музыку из когда-либо написанных, как много важного в этой жизни мы способны не заметить?
_________
Публикация (по материалам Washington Post)
#социум #социальные_эксперименты

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Пт Авг 15, 2014 8:19 am

"Массачусетский эксперимент" Джеймса Роджерса



На фотографии запечатлен доктор Джеймс Роджерс. В 1965 году он был приговорен к казни на электрическом стуле за так называемый "массачусетский эксперемент", однако за два дня до казни будучи в камере он покончил с собой, отравившись цианидом калия, ампулу которого принес ему кто-то из его пациентов.

Недавно “Массачусетский университет психологии и невропаталогии”, в котором работал доктор Роджерс, официально заявил, что этот эксперимент имеет большое научное значение, а его эффективность неоспорима. В связи с этим ректор университета доктор Филл Розентерн попросил прощения у оставшихся родственников Джеймса.

А все дело в том, что доктор Джеймс Роджерс использовал уникальную, разработанную им самим методику вылечивания казалось бы безнадежных больных. Он усиливал их паранойю настолько, что новый ее виток исправлял предыдущий. Иными словами, если человек считал, что везде вокруг него ползают жуки, доктор Роджерс говорил ему, что так оно и есть. Весь мир покрыт жуками. Некоторые особо чувствительные люди их видят, остальные же настолько привыкли к этому, что просто не замечают их. Государство все знает, но держит это в тайне дабы не допускать паники. Человек уходил совершенно уверенный, что с ним все в порядке, смирялся и старался не замечать жуков. Через какое-то время он чаще всего переставал их видеть.

На суде выступал некто Аарон Платновский, который болел когнетивно-энфазийным расстройством. Он считал, что он жираф. Ни логические доводы, ни сравнение его фотографии с изображением жирафа не помогали. Он был уверен в этом абсолютно. Он перестал разговаривать, отказывался принимать обычную пищу, кроме листьев. Доктор Роджерс попросил одного знакомого биолога написать небольшую статью в которой более-менее научно описать недавнее ошеломительное открытие ученых: в природе существуют жирафы, которые практически ничем не отличаются от людей. То есть отличия есть – чуть больше сердце, чуть меньше селезенка, но и поведение и внешний вид и даже образ мысли совершенно совпадают. Ученые не разглашают эту информацию чтобы не допустить паники, а эту статью должен сжечь любой, кто ее прочтет. Больной успокоился и социализировался. К моменту судебного процесса он работал аудитором в крупной фирме в Колорадо.

Увы, суд штата счел доктора Роджерса шарлатаном а эксперимент - бесчеловечным. Его приговорили к высшей мере. Он отказался от последнего слова, но передал судье письмо, которое просил опубликовать в какой-нибудь газете.

Письмо опубликовала “The Massachusetts Daily Collegian”. Письмо оканчивалось словами: “Вы слишком привыкли к мысли, что все воспринимают мир одинаково. Но это не так. Если вы соберетесь вместе и попытаете пересказать друг-другу самые простые и очевидные для вас понятия, то поймете, что все вы живете в совершенно разных мирах. И лишь ваш комфорт определяет ваше психическое спокойствие. В таком случае человек считающий, что он жираф и живущий в мире с этим знанием так же нормален, как человек, считающий что трава зеленого цвета, а небо синего. Кто-то из вас верит в НЛО, кто-то в Бога, кто-то в утренний завтрак и чашку кофе. Живя в гармонии со своей верой – вы совершенно здоровы, но стоит вам начать защищать свою точку зрения – как вера в Бога заставит вас убивать, вера в НЛО – бояться похищения, вера в чашку кофе по утру – станет центром вашего мироздания и разрушит вашу жизнь. Физик начнет приводить вам аргументы того, что небо не синего цвета, а биолог докажет, что трава не зеленая. В конце концов вы останетесь один на один с пустым, холодным и совершенно не известным вам миром, которым наш мир скорее всего и является. Так что не важно какими призраками вы населяете ваш мир. Пока вы в них верите – они существуют, пока вы с ними не сражаетесь – они не опасны”.

#социум #социальные_эксперименты

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Вс Фев 08, 2015 4:12 am

Социальные эксперименты Соломона Аша. Конформность


Проблема влияния на поведение человека социальных норм является чрезвычайно актуальной и всегда интересовала психологов. Систематическое исследование явления конформности совершил Соломон Аш в середине 50-х годов. Было получено очень много информации о проблеме влияния группы на поведение индивида.

Экспериментальная ситуация, смоделированная в эксперименте Аша, была чрезвычайно близка к реальной ситуации общения человека. Друзья или другие люди обсуждают определенный вопрос: когда они выразили свое мнение, спрашивают того, кто еще не высказался. В такой ситуации человек должен либо согласиться с другими, или сообщить свою точку зрения. Аш должен был установить, насколько стремление к адаптации изменяет поведение человека.

Ученый ограничил исследования сферы восприятия. Явление зависимости от группы он изучал в контролируемых лабораторных условиях на примере простых задач визуального сравнения, Аш провел хорошо спланированную серию экспериментов по стандартной методике.

Эксперимент был совершенно организован и проведен. Он продемонстрировал силу воздействия социально-психологических законов, показал, насколько силен фактор влияния группы. В этих простых экспериментах участники полностью осознавали ошибки других людей и свою правоту, но все же стремились подстроиться под общее мнение.

Представьте себя в следующей ситуации. Вы добровольно вызвались участвовать в эксперименте, в котором нужно вынести некие суждения. Вы заходите в комнату вместе с четырьмя другими участниками, и экспериментатор показывает всем одну карточку с отрезком X и другую – с тремя отрезками (А, В и С). Ваша задача - определить, какой из трех отрезков ближе всего по длине к отрезку X.

Решение представляется вам на удивление легким. Вы ясно видите, что отрезок Х ближе всего по длине к отрезку В, и, когда наступит ваш черед отвечать, вы, конечно, именно его и назовете. Но сейчас не ваша очередь - молодой человек перед вами внимательно смотрит на рисунки и выбирает отрезок А. Раскрыв рот, вы смотрите на него с недоумением. «Как ему могло прийти в голову назвать А, когда любому дураку ясно, что должно быть В? - спрашиваете вы себя. – Он или слеп, или спятил». Тем временем наступает очередь второго участника, и он тоже выбирает отрезок А. Вы начинаете ощущать себя Алисой в Стране Чудес. «Что происходит? - продолжаете вы пытать себя, - неужели они оба слепы или сошли с ума?» А тут и третий участник выбирает отрезок А, и вам ничего другого не остается, как еще раз внимательно приглядеться к отрезкам. «Может быть, единственный сумасшедший здесь - это я?» - неслышно бормочете вы про себя. Четвертый участник тоже считает, что правильный ответ - это А. Наконец наступает ваша очередь. «Конечно, отрезок А, - заявляете вы. - Я с самого начала знал, что А».



Именно с таким типом конфликта столкнулись студенты в экспериментах Аша. Первые отвечавшие студенты работали у экспериментатора, и их предварительно проинструктировали о том, что они должны называть неправильный ответ. Само по себе задание сравнить длину отрезков представляется человеку очень простым, но только до той поры, пока на него не оказывается групповое давление. В серии из двенадцати суждений приблизительно три четверти испытуемых, столкнувшись с тем, что такие же как он студенты единогласно отвечают неверно, хотя бы один раз проявили конформность и тоже дали неправильный ответ. В среднем 35% всех ответов оказались конформными.

Действительно ли испытуемые меняли свое мнение под давлением группы? Или они соглашались только «для вида»? При повторении эксперимента Аша, когда испытуемому, услышавшему ответы «подставных» членов группы, разрешали давать свой ответ экспериментатору наедине, - испытуемые отвечали верно, и тем чаще, чем больше были уверены в том, что разговор идет с глазу на глаз. Этот результат устойчиво повторялся, вне зависимости от того, судили ли испытуемые о длине отрезков, о числе ударов метронома или об эстетической ценности произведения современного искусства.


Исследования Аша производят большое впечатление, ведь они демонстрируют социально-психологический механизм зависимости человека даже в тех условиях, когда он четко осознает свою правоту и ошибки других. Коллизии общения становятся драматическими в сложных ситуациях, когда лицо не имеет определенной позиции, рассматриваемые вопросы, достаточно сложные, а давление заинтересованной группы - достаточно мощное. Работы Аша стали толчком к исследованию механизма конформности, что продолжается и поныне.

Вариации эксперимента Аша.

Аш провел также исследование, в котором один человек из семи подставных давал правильный ответ. В таких условиях только 5% испытуемых соглашались с мнением группы. Итак, социальная поддержка снижает конформность. Когда есть хоть один человек, который является нашим союзником, мы можем оставаться верными своей позиции, осуществить сопротивление групповому давлению и избежать конформности.

Сегодня определено, что конформное поведение обусловлено следующими факторами:


  • Социальная поддержка;
  • Привлекательность группы и связь с ней. Чем привлекательнее для индивида является группа, чем теснее связь индивида с группой, тем охотнее он подстраивает свое поведение под общую и разделяет позиции группы. Крупнейшими конформистами будут те, кому группа очень нравится и кто разделяет ее ценности. Чем референтная группа для человека, тем сильнее будет действовать тенденция к проявлениям конформности. (так что счастье общих ценностей и референтности стоит личности самостоятельности в формировании свои позиции.)
  • Размер группы. При увеличении группы тенденция к конформности усиливается. Однако зависимость по уточненным данным выглядит несколько сложнее. Тенденция к конформности усиленно действует в группе размером 6-7 членов, дальнейшего увеличения группы уровень конформности выравнивается и даже снижается. Как считал Аш, в большей группе исследуемые постепенно начинают сомневаться в искренности ее членов и думать о заговоре участников с целью оказать давление. Осознав такие особенности, люди начинают противодействовать давлению.

Последующие исследования показали, что женщины более склонны к конформности, чем мужчины. Некоторые ученые опровергли этот вывод, однако в литературе закрепилась такая позиция. Современные исследования, проведенные более корректно, этого не подтверждают. Данные, которые были получены ранее, сегодня объясняют предвзятостью мужчин-экспериментаторов, которые создавали более комфортные условия для мужчин, чем для женщин.

Критика эксперимента Аша в основном сводилась к тому, можно ли считать организованную экспериментальную ситуацию сопоставленной к реальным ситуациям. Замечания заключались в том, что участники легко склонялись к единодушию с группой, потому что считали экспериментальную ситуацию слишком простой и маловажной для себя. Однако, вероятно, поведение людей изменится, когда речь пойдет о важных для них ценностях.

Эксперименты Аша не только были одобрены в обществе профессиональных психологов, что случается редко, но и много раз повторены с вариациями различных условий.

Некоторые ученые считают, что с тех пор, как были проведены эксперименты Аша, уровень конформности постоянно снижается. В странах с разными культурами, например, в Японии, уровень конформности значительно выше, чем в США, где поощряют индивидуализм.

японские исследователи Кадзуо Мори и Михо Араи повторили эксперимент Аша без подставного большинства. Для этого они использовали очки с поляризационными фильтрами, на подобие тех, которые используются для просмотра 3D фильмов. С их помощью можно сделать так, чтобы смотря на одно и то же изображение, люди видели разное.

Процедура эксперимента была идентична оригинальному эксперименту Аша. 104 участника в группах по 4 человека должны были сравнить линии на карточках и указать на те, которые имели одинаковую длину. Однако в каждой группе 3 участника надевали очки с одним и тем же фильтром, а четвёртый – с другим. Таким способом в группах создавалось большинство и меньшинство, т.к. через разные фильтры участники видели разные линии. Как и в эксперименте Аша, участники давали свои ответы вслух и по очереди, и участник, являющийся меньшинством, всегда отвечал третьим.

В отличие от эксперимента Аша, в новом исследовании участвовали не только мужчины, но и женщины. В результате конформность проявляли только женщины. Их результаты в точности повторили результаты Аша. Женщины, оказавшиеся в меньшинстве, в три раза чаще давали ошибочные ответы (3.4 из 12 проб; 28.6%, (в эксперименте Аша – 4.41 из 12 проб)). Мужчины же подверженность влиянию большинства не демонстрировали.

Мори и Араи объясняют данные результаты несколькими обстоятельствами. Во-первых, в японской культуре в мальчиках воспитывается большая независимость, чем в девочках. Во-вторых, в отличие от эксперимента Аша, в новом эксперименте представители большинства и меньшинства знали друг друга, и это могло повлиять на результаты. Однако исследователи рассматривают это в качестве преимущества своего эксперимента, т.к. данная ситуация в большей степени соответствует реальности, в которой нам чаще приходится принимать решения среди знакомых нам людей (члены семьи, друзья, коллеги).


Источник: Mori, K., & Arai, M. (2010). No need to fake it: Reproduction of the Asch experiment without confederates. International Journal of Psychology, 45(5), 390–397. doi: 10.1080/00207591003774485


Другие вариации эксперимента Аша

Эксперименты Сержа Московичи. В эксперименте участвовали группы по 6 человек (2 сообщники экспериментатора и 4 «наивные» субъекты). Испытуемым презентовали тест на определение цветов якобы с целью определения их перцептивной компетентности. Стимульным материалом в исследовании служили слайды голубого цвета. Сообщники экспериментатора при каждом предъявлении этого слайда называли зеленый цвет. Тем самым эти два оказывали давление на других (большинство).

Полученные результаты:


  • Сообщники экспериментатора (меньшинство) повлияли на большинство («наивных» субъектов): 8,42% назвали «зеленый цвет» в экспериментальной группе, тогда как в контрольной группе их было всего 0,25%.
  • Изменился порог различения цветов. При предъявлении испытуемым последовательного ряда цветов от чисто голубого до чисто зеленого в экспериментальной группе определения зеленого происходило гораздо раньше, чем в контрольной.


Эксперимент Ч. Немет и Г. Вахтлер. Группе испытуемых в случайном порядке показали слайды с изображениями образцов якобы немецкой и итальянской живописи. Члены контрольных групп обнаружили большую приверженность «итальянскому стилю». Это было определено как некую групповую норму. Введенные в группу сообщники экспериментатора были представлены как немцы или итальянцы по происхождению. Они открыто заявляли о своем предпочтении работ соотечественников. В результате независимо от участия в эксперименте сообщника-«немца» или сообщника-«итальянца» члены экспериментальных групп к картинам «немецких мастеров» отнеслись с большей благосклонностью, чем члены контрольных групп.  

________________
Конформизм - следование тому, что принято окружающими или властью, установка (желание и привычка) быть как все.
Конформность- склонность к конформизму, к изменению своих взглядов и позиций вслед за теми, которые преобладают в данном обществе, группе или просто значимых окружающих. Конформное поведение - поведение, где человек следует ожиданиям окружающих, игнорируя собственное мнение, цели и интересы.
#социум #социальные_эксперименты
источник 1
источник 2
источник 3

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Сб Мар 14, 2015 5:07 am

5 социальных экспериментов, проявивших худшие стороны человечества


Мы привыкли считать себя разумными, самостоятельными людьми, которые не расположены к необъяснимым проявлениям жестокости или безразличия. На самом деле это совсем не так — в определенных обстоятельствах homo sapiens удивительно легко расстаются со своей «человечностью».


Эксперимент Аша (1951)

Исследование было направлено на изучение конформизма в группах. Студентов-добровольцев приглашали якобы на проверку зрения. Испытуемый находился в группе с семью актерами, чьи результаты не учитывались при подведении итогов. Молодым людям показывали карточку, на которой была изображена вертикальная линия. Потом им показывали другую карточку, где было изображено уже три линии — участникам предлагалось определить, какая из них соответствует по размеру линии с первой карточки. Мнения испытуемого спрашивали в самую последнюю очередь.

Подобная процедура проводилась 18 раз. В первые два захода подговоренные участники называли правильные ответы, что было несложно, поскольку совпадение линий на всех карточках было очевидным. Но затем они начинали единогласно придерживаться заведомо неверного варианта. Иногда одному или двум актерам в группе указывали 12 раз выбирать правильные варианты. Но, несмотря на это, испытуемые испытывали крайний дискомфорт от того, что их мнение не совпадало с мнением большинства.

В итоге 75% студентов хотя бы один раз не были готовы выступить против мнения большинства — они указывали на ложный вариант, несмотря на очевидное визуальное несоответствие линий. 37% всех ответов оказались ложными, и только один испытуемый из контрольной группы в тридцать пять человек допустил одну ошибку. При этом, если участники группы расходились во мнениях или же когда независимых испытуемых в группе было двое, вероятность совершения ошибки снижалась в четыре раза.

Что это говорит о нас?

Люди сильно зависят от мнения группы, в которой находятся. Даже если оно противоречит здравому смыслу или нашим убеждениям, это не значит, что мы сможем ему противостоять. Пока существует хотя бы призрачная угроза осуждения со стороны окружающих, нам бывает намного легче заглушить свой внутренний голос, чем отстаивать свою позицию.

Эксперимент с добрым самаритянином (1973)

Притча о добром самаритянине рассказывает о том, как путник безвозмездно помог на дороге израненному и ограбленному человеку, мимо которого проходили все остальные. Психологи Дэниеэл Бастон и Джон Дарли решили проверить, как сильно подобные нравственные императивы влияют на поведение человека в стрессовой ситуации.

Одной группе студентов семинарии рассказали притчу о добром самаритянине и затем просили прочитать проповедь о том, что они услышали в другом здании кампуса. Второй группе было поручено подготовить речь о различных возможностях для устройства на работу. При этом некоторых из испытуемых просили особенно торопиться на пути к аудитории. По дороге из одного здания в другое студенты встречали на пустой аллее лежавшего на земле человека, который выглядел так, словно он нуждался в помощи.

Выяснилось, что студенты, готовившие на пути речь о добром самаритянине, реагировали на подобную экстренную ситуацию так же, как и вторая группа испытуемых — на их решение влияло исключительно ограничение времени. Только 10% семинаристов, которых попросили прийти в аудиторию как можно скорее, оказали незнакомцу помощь — даже если незадолго до этого они услышали лекцию о том, как это важно помогать ближнему в тяжелой ситуации.

Что это говорит о нас?

Мы можем с удивительной легкостью отказываться от религии или любых других этических императивов, когда нам это выгодно. Люди склонны оправдывать свое безразличие словами «это меня не касается», «я все равно ничем не смогу помочь» или «здесь справятся без меня». Чаще всего это происходит не во время катастроф или кризисных ситуаций, а в ходе обыденной жизни.

Эксперимент безразличного свидетеля (1968)

В 1964 году преступное нападение на женщину, которое повторилось дважды в течение получаса, закончилось ее смертью на пути в больницу. Свидетелями преступления стало более десятка человек (в своей сенсационной публикации журнал Time ошибочно указывал на 38 человек), и тем не менее никто не удосужился отнестись к происшествию с должным вниманием. По мотивам этих событий Джон Дарли и Биб Латейн решили провести свой собственный психологический эксперимент.

Они пригласили добровольцев поучаствовать в дискуссии. Уповая на то, что обсуждаться будут крайне деликатные вопросы, согласившимся участникам предлагалось общаться удаленно — при помощи переговорных устройств. Во время разговора один из собеседников симулировал эпилептический припадок, который можно было явственно распознать по звукам из спикеров. Когда разговор проходил один на один, 85% испытуемых живо реагировали на случившиеся и пытались оказать пострадавшему помощь. Но в ситуации, когда участник эксперимента полагал, что кроме него в разговоре участвует еще 4 человека, только у 31% находились силы, чтобы сделать попытку как-то повлиять на ситуацию. Все остальные считали, что этим должен заниматься кто-то другой.

Что это говорит о нас?

Если вы думаете, что большое число людей вокруг обеспечивает вашу безопасность, — это совсем не так. Толпа может быть безразлична к чужой беде, особенно когда в трудную ситуацию попадают люди из маргинальных групп. Пока рядом есть кто-то еще, мы с радостью перекладываем на него ответственность за происходящие.

Стэнфордский тюремный эксперимент (1971)

Военно-морской флот США хотел лучше понять природу конфликтов в его исправительных учреждениях, поэтому ведомство согласилось оплатить эксперимент поведенческого психолога Филиппа Зимбардо. Ученый оборудовал подвал Стэндфордского университета как тюрьму и пригласил мужчин-добровольцев, чтобы те примерили на себя роли охранников и заключенных — все они были студентами колледжей.

Участники должны были пройти тест на здоровье и психическую устойчивость, после чего по жребию были разделены на две группы по 12 человек — надсмотрщики и заключенные. Охранники носили форму из военного магазина, которая копировала настоящую форму тюремных надсмотрщиков. Также им были выданы деревянные дубинки и зеркальные солнцезащитные очки, за которыми не было видно глаз. Заключенным предоставили неудобные одежды без нижнего белья и резиновые шлепанцы. Их называли только по номерам, которые были пришиты к форме. Также они не могли снимать с лодыжек маленькие цепочки, которые должны были постоянно напоминать им об их заключении. В начале эксперимента заключенных отпустили домой. Оттуда их якобы арестовывала полиция штата, которая содействовала проведению эксперимента. Они проходили процедуру снятия отпечатков пальцев, фотографирования и зачитывания прав. После чего их раздевали догола, осматривали и присваивали номера.

В отличие от заключенных, охранники работали посменно, но многие из них в ходе эксперимента с удовольствием выходили на работу сверхурочно. Все испытуемые получали $15 в день ($85 долларов c учетом инфляции при пересчете для 2012 года). Сам Зимбардо выступил как главный управляющий тюрьмы. Эксперимент должен был продлиться 4 недели. Перед охранниками ставилась одна-единственная задача — обход тюрьмы, который они могли проводить так, как сами того захотят, но без применения силы к заключенным.
Уже на второй день узники устроили бунт, во время которого они забаррикадировали вход в камеру при помощи кроватей и дразнили надзирателей. Те в ответ применили для успокоения волнений огнетушители. Вскоре они уже заставляли своих подопечных спать обнаженными на голом бетоне, а возможность воспользоваться душем стала для узников привилегией. В тюрьме начала распространяться ужасная антисанитария — заключенным отказывали в посещении туалета за пределами камеры, а ведра, которые они использовали для облегчения нужды, запрещали убирать в качестве наказания.

Садистские наклонности проявил каждый третий охранник — над арестантами издевались, некоторых заставляли мыть сливные бочки голыми руками. Двое из них были настолько морально травмированы, что их пришлось исключить из эксперимента. Один из новых участников, пришедший на смену выбывшим, был настолько шокирован увиденным, что вскоре объявил голодовку. В отместку его поместили в тесный чулан — одиночную камеру. Другим заключенным предоставили выбор: отказаться от одеял или оставить смутьяна в одиночке на всю ночь. Своим комфортом согласился пожертвовать только один человек. За работой тюрьмы следило около 50 наблюдателей, но только девушка Зимбардо, которая пришла провести несколько интервью с участниками эксперимента, возмутилась происходящим. Тюрьма в Стэмфорде была закрыта спустя шесть дней после того, как туда запустили людей. Многие охранники выказывали сожаление о том, что эксперимент закончился раньше времени.

Что это говорит о нас?

Люди очень быстро принимают навязываемые им социальные роли и настолько сильно увлекаются собственной властью, что грань дозволенного по отношению к другим стирается у них стремительно быстро. Участники Стэнфордского эксперимента не были садистами, они были самыми обычными людьми. Как и, возможно, многие нацистские солдаты или надсмотрщики-истязатели в тюрьме Абу-Грейб. Высшее образование и крепкое психическое здоровье не помешало испытуемым применить насилие к тем людям, над которыми они имели власть.

Эксперимент Милгрэма (1961)


Во время Нюрнбергского процесса многие осужденные нацисты оправдывали свои действия тем, что они просто выполняли чужие приказы. Воинская дисциплина не позволяла им ослушаться, даже если сами указания им не нравились. Заинтересованный этими обстоятельствами Йельский психолог Стэнли Милгрэм решил проверить, как далеко могут зайти люди в причинении вреда другим, если это входит в их служебные обязанности.

Участников эксперимента набрали за небольшое вознаграждение среди добровольцев, ни один из которых не вызывал опасений у экспериментаторов. В самом начале между испытуемым и специально подготовленным актером якобы разыгрывались роли «ученика» и «учителя», причем испытуемому всегда доставалась вторая роль. После этого актера-«ученика» демонстративно привязывали к креслу с электродами, а «учителю» давали ознакомительный разряд тока в 45 В и отводили в другую комнату. Там его усаживали за генератором, где были расположены 30 переключателей от 15 до 450 В с шагом в 15 В. Под контролем экспериментатора — человека в белом халате, который все время находился в комнате, — «учитель» должен был проверять запоминание «учеником» множества пар ассоциаций, которые были зачитаны ему заранее. За каждую ошибку тот получал наказание в виде разряда тока. С каждой новой ошибкой разряд увеличивался. Группы переключателей были подписаны. Завершающая подпись сообщала следующее: «Опасно: трудно переносимый удар». Последние два переключателя находились вне групп, были графически обособлены и помечены маркером «X X X». «Ученик» отвечал при помощи четырех кнопок, его ответ обозначался на световом табло перед учителем. «Учителя» и его подопечного разделяла глухая стена.

Если «учитель» колебался при назначении наказания, экспериментатор, чья настойчивость увеличивалась по мере увеличения сомнений, с помощью специально заготовленных фраз убеждал его продолжать. При этом он ни в коем случае не мог угрожать «учителю». По достижении 300 вольт из комнаты «ученика» были слышны явственные удары в стенку, после этого «ученик» прекращал отвечать на вопросы. Молчание в течение 10 секунд трактовалось экспериментатором как неправильный ответ, и он просил увеличивать мощность удара. На следующем разряде в 315 вольт еще более настойчивые удары повторялись, после чего «ученик» прекращал реагировать на вопросы. Чуть позже, в другом варианте эксперимента комнаты не были так же сильно звукоизолированны, а «ученик» заранее предупреждал, что у него проблемы с сердцем и дважды — на разрядах в 150 и 300 вольт жаловался на плохое самочувствие. В последнем случае он отказывался продолжать свое участие в эксперименте и начинал громко вскрикивать из-за стены, когда ему назначались новые удары. После 350 В он прекращал подавать признаки жизни, продолжая получать разряды тока. Эксперимент считался законченным, когда «учитель» трижды применял максимально возможное наказание.
65% всех испытуемых дошли до последнего переключателя и не останавливались, пока их не просил об этом экспериментатор. Лишь 12,5% отказывались продолжать сразу после того, как жертва первый раз стучала в стену — все остальные продолжили нажимать на кнопку даже после того, как из-за стены переставали поступать ответы. Позже этот эксперимент проводился еще много раз — в других странах и обстоятельствах, с вознаграждением или без, с мужскими и женскими группами — если базовые основные условия оставались неизменными, не меньше 60% испытуемых доходило до конца шкалы — несмотря на собственный стресс и дискомфорт.

Что это говорит о нас?

Даже будучи сильно подавленными, вопреки всем прогнозам экспертов, подавляющее большинство испытуемых было готово проводить через незнакомого человека смертельные удары током только из-за того, что рядом находился человек в белом халате, который говорил им это делать. Большинство людей удивительно легко идет на поводу у авторитетов, даже если это влечет за собой разрушительные или трагичные последствия.

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Вт Мар 31, 2015 5:01 am

"Я и Другие"

Насколько мы самостоятельны в своих суждениях? Как влияют на нас другие люди? Быть как все — естественное стремление ребенка. Он часто поддается внушению и выдает чужое мнение за свое. Но для взрослого — это потеря личности, приспособленчество, конформизм, формирующий психологию раба. «Я и други́е» — научно-популярный фильм 1971 года, снятый на киностудии «Киевнаучфильм» режиссёром Феликсом Соболевым. Фильм состоит из ряда социально-психологических экспериментов. Наибольшую известность приобрел эксперимент на внушаемость, или на конформность, поставленный с детьми дошкольного возраста.


_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Ср Апр 08, 2015 10:38 am

Психологический эксперимент Альберта Бандуры — «Кукла Бобо»


Приводит ли насилие, наблюдаемое детьми в кино, по телевидению и в видеоиграх, к формированию у них агрессивного поведения? Этот вопрос вызывает жаркие споры сегодня, но он был также очень актуален полвека назад, когда психолог Альберт Бандура решил экспериментально определить, как влияет наблюдение агрессии на психику детей.

Именно агрессия лежит в корне большинства социальных бед, насилия и войн. Неудивительно, что агрессия является одной из самых глубоко изученных тем социальной психологии. Ученые, работающие в этой области, исследовали большинство нюансов в области человеческой агрессии.

В знаменитом эксперименте, известном под названием «Кукла Бобо», Альберт Бандура и его коллеги сумели продемонстрировать один из путей изучения агрессии у детей. Теория Бандуры предполагает, что формирование агрессии у детей происходит посредством наблюдения и взаимодействия с другими людьми.

Подготовка к эксперименту Бандуры:

Эксперимент демонстрировал детям две различные модели взрослого поведения: агрессивную и неагрессивную. Участниками стали малыши Детского сада при Стэнфордском университете, в возрасте от трех до шести лет. Бандура оценил существующий уровень агрессии малышей, для эксперимента были отобраны дети со средним уровнем агрессии и разделены на группы.

Ход эксперимента:

Каждый ребенок проверялся индивидуально, чтобы исключить влияние на него поведения других детей.

Детям было показано действие продолжительностью в 10 минут, по сюжету которого некий человек избивал Бобо (надувную куклу около метра в высоту). Человек бил куклу руками, молотком, швырял, пинал ее. Концовка представления предусматривала три варианта: человека наказывали за избиения куклы, поощряли, либо он просто выходил из комнаты.

После просмотра фильма детей помещали в комнату, где находилось множество привлекательных игрушек, но детям не разрешили играть ни с одной из них. Далее расстроившихся малышей переводили в комнату с куклой Бобо и как обычными, так и «агрессивными» игрушками, такими как молоток, веревки, оружие и др. Детям разрешалось играть в этой комнате 20 минут, в то время как экспериментатор наблюдал за их действиями посредством двустороннего зеркала, отмечая уровень агрессии каждого ребенка.

Результаты эксперимента:

Результаты исследования подтвердили большинство предположений Бандуры. Дети показали достоверное подражание увиденной модели поведения взрослых в их отсутствие.

Бандура и его коллеги прогнозировали, что дети «неагрессивной» группы будут вести себя более спокойно, чем контрольной. Результаты показали, что для детей оказались важными гендерные различия. Так, мальчики показали стремление к подражанию физической модели насилия, а девочки — проявления словесной агрессии.

Также исследователи оказались правы в своем предположении, что мальчики окажутся гораздо настойчивее девочек. Мальчики демонстрировали два и более акта агрессии, в то время как девочки ограничивались единственным проявлением.

Обсуждение эксперимента и выводы:

Результатами эксперимента «Кукла Бобо» была подтверждена социальная теория обучения Бандуры. Он и его коллеги полагали, что эксперимент продемонстрировал, как определенные мо дели поведения могут быть изучены посредством наблюдения и имитации, а также что социальное подражание может ускорить приобретение новых моделей поведения.

Согласно выводам Бандуры, агрессивное поведение взрослого по отношению к кукле позволило детям предположить, что такие действия в принципе приемлемы. И в результате у детей закрепилась модель поведения с проявлениями агрессии в ответ на какое-либо расстройство.

Этот эксперимент остается одним из самых известных исследователей в психологии. Сегодня психологи продолжают изучать воздействие наблюдаемого насилия на поведение детей. И все еще остается открытым вопрос, приводит ли увиденное на экране ТВ или с монитора компьютера насилие к агрессивному поведению подрастающего поколения.

источник

___________
На видео показано влияние подражания на поведение людей. Дети сначала наблюдают за тем, как взрослый бьёт куклу, затем детей оставляют одних в комнате с такой же куклой, и дети без какого-либо поощерения или запрета начинают не только повторять действия взрослого, но даже усовершенствовать их. Бандура проводил этот эксперимент неоднократно, в том числе с использованием вместо игрушки живого клоуна. Во всех случаях были получены сходные результаты.

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Loki
Король
Король
avatar


Овен Тигр
Имя : Захар
Откуда : Сербия - Белград

Сообщения : 14680
Настроение : Лето снаружи, лето внутри

СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   Ср Апр 15, 2015 9:21 pm

Эксперимент Розенхана


Эксперимент Розенхана (англ. Rosenhan experiment) — известный эксперимент, проведённый в 1973 году в США психологом Дэвидом Розенханом и поставивший под сомнение надёжность психиатрической диагностики[1]. Его результаты опубликовал журнал Science в статье «Психически здоровые на месте сумасшедших»[2]. Данная публикация считается важной и значимой критической статьей о психиатрических диагнозах.

Эксперимент Розенхана проходил в два этапа. Первый этап включал привлечение психически здоровых «псевдопациентов», которые симулировали наличие непродолжительных слуховых галлюцинаций с целью попасть в 12 различных психиатрических больниц, расположенных в пяти различных американских штатах. Все они были госпитализированы, и у всех них были выявлены психические расстройства. После госпитализации псевдопациенты вели себя адекватно и сообщали персоналу о том, что чувствуют себя хорошо и уже не испытывают никаких галлюцинаций. Тем, кто работал в больнице, не удалось выявить ни одного псевдопациента, и они, напротив, полагали, что у всех псевдопациентов обнаруживается симптоматика протекающего психического заболевания. Некоторые из них провели в условиях изоляции несколько месяцев. Всех их заставили признать наличие психического заболевания и согласиться принимать антипсихотические препараты — это было условием их выхода из психиатрической больницы.

Второй этап эксперимента состоял в том, что перед персоналом психиатрической больницы ставили задачу выявить симулянтов. Персонал ошибочно принял за симулянтов значительное количество реальных больных.

Этот эксперимент дал основание сделать следующий вывод: «Очевидно, что в психиатрических больницах мы не можем отличить здоровых от нездоровых», а также продемонстрировал опасности, связанные с необоснованной стигматизацией и нивелированием личности в психиатрических учреждениях. Эксперимент Розенхана сформировал мнение, что осознанию и решению социально-психологических проблем, выявленных посредством этого эксперимента и свойственных психиатрическим учреждениям, могут способствовать обучение их работников и создание общественных служб психиатрической помощи, для которых работа с психическими и поведенческими отклонениями была бы приоритетнее задачи выставить психиатрический диагноз.

*
Эксперимент с привлечением псевдопациентов

Сам Розенхан и семь его психически здоровых коллег, которых условно назвали «псевдопациентами», пытались попасть в психиатрические больницы, добиваясь приёма у врача и сообщая о симулируемых слуховых галлюцинациях. Работникам больницы ничего не было известно о проведении данного эксперимента. Группу псевдопациентов составляли три психолога, один студент, обучавшийся в магистратуре по психологии и не достигший 30 лет, педиатр, психиатр, художник и домохозяйка. Ни на кого из них истории болезни в психиатрической больнице не имелось. Псевдопациенты пользовались псевдонимами, и тех из них, кто работал в области психиатрической помощи, трудоустроили на фиктивную работу в другой сфере, чтобы избежать возможных проблем, связанных с психиатрическим лечением или наблюдением. За исключением вымышленных имён и сведений о трудоустройстве, все предоставляемые в последующем биографические сведения были достоверными.

При предварительном психиатрическом освидетельствовании каждый псевдопациент сообщал, что слышит принадлежащие людям его же пола голоса, которые зачастую неразборчивы, но произносят, как ему кажется, слова «пустой», «полый», «бух» (англ. empty, hollow, thud) и ничего больше. Эти слова были выбраны ввиду того, что отчасти содержали признаки определённого экзистенциального кризиса, а опубликованной литературы, которая позволила бы считать эти проявления симптомами психоза, не было. Ни о каких других симптомах психических расстройств не сообщали. Псевдопациентам было дано указание в случае госпитализации вести себя адекватно и сообщить, что они чувствуют себя хорошо и уже не слышат голосов. Полученные после эксперимента больничные записи указывают на то, что все псевдопациенты характеризовались персоналом как дружелюбные и отзывчивые.

Все они были госпитализированы в 12 разнесённых по разным районам Соединённых Штатов психиатрических больниц, среди которых были обветшавшие и скудно финансируемые государственные больницы в сельских районах, городские больницы, находившиеся в ведении университетов и пользовавшиеся заслуженной известностью, а также одна частная больница, где лечение было платным и недешёвым. Несмотря на то, что предъявлялись жалобы на одни и те же симптомы, 11 псевдопациентам, госпитализированным в государственные психиатрические больницы, был выставлен диагноз «шизофрения», а одному пациенту, принятому в частную больницу, выставили диагноз, внушавший больший оптимизм при более обнадеживающем клиническом прогнозе, — «маниакально-депрессивный психоз». Сроки их пребывания в психиатрических больницах варьировались от 7 до 52 дней и в среднем составляли 19 дней. Все они были выписаны с диагнозом «шизофрения в стадии ремиссии», который Розенхан принимает за доказательство того, что психическое заболевание воспринимается скорее как необратимое состояние, чем как излечимое заболевание, из-за чего создаётся пожизненная стигма.

Несмотря на то, что регулярно и открыто велись детальные записи, касавшиеся особенностей поведения персонала и пациентов, персонал больницы не выявил среди псевдопациентов ни одного симулянта, тогда как многие другие пациенты психиатрической больницы, казалось, могли уверенно распознать в них симулянтов. При первых трёх госпитализациях 35 из всех 118 пациентов высказали подозрение, что псевдопациенты здоровы, и определённую догадку, что эти пациенты являются исследователями или журналистами, проводящими в больнице исследование.

Перед псевдопациентами ставили задачу покинуть больницу самостоятельно, добившись, чтобы их выпустили из больницы, хотя был нанят юрист, с которым можно было связаться в экстренных ситуациях, когда станет ясно, что псевдопациентов не выпустят из психиатрической больницы по их первому требованию. Сразу после госпитализации и освидетельствования псевдопациенты лишились возможности покинуть психиатрическую больницу до тех пор, пока в присутствии психиатров не признали себя психически больными и не согласились принимать антипсихотические препараты, которые, впрочем, выкидывали в унитаз. Никто из персонала не заметил, что псевдопациенты выбрасывали выдававшиеся им препараты в унитаз. Псевдопациенты сообщали, что реальные пациенты делали то же самое.

Розенхан и другие псевдопациенты сообщали, что в психиатрической больнице их мучили непреодолимое ощущение утраты себя, бесцеремонное вторжение в их личное пространство и тоска. Их вещи выборочно проверяли, и эти проверки нередко происходили, когда псевдопациенты отлучались в туалет. Они сообщали, что несмотря на порядочность персонала, он в основном относился к пациентам как к вещам и не придавал значения их личности, зачастую подробно обсуждая пациентов в их присутствии, как будто их рядом не было, и избегая прямых контактов с пациентами, кроме тех случаев, когда непреложно требовалось исполнить формальные обязанности. Некоторые лица из обслуживающего персонала были склонны к грубым действиям и высказываниям в отношении пациентов, когда другие работники отсутствовали. Один врач сказал своим студентам о группе уставших пациентов, стоявших у столовой в ожидании ланча, что они испытывают психиатрические симптомы «повышенной оральной чувствительности». Контакт с врачами в среднем длился 6,8 минут в день.

Все действия и высказывания псевдопациентов воспринимались персоналом через призму представлений о психическом заболевании. Больничные записи свидетельствуют о том, что персонал рассматривал поведение псевдопациентов исключительно в психиатрических нозологических категориях. Например, некая медсестра обозначила то, что один псевдопациент делает записи, как графоманию и сочла это проявлением патологии. Биографическим сведениям, предоставленным пациентами и не содержащим признаков патологии, в больничных записях придали новый вид — согласно тому, что было известно о шизофрениках из некогда господствовавших теорий об этиологии шизофрении. На основании полученных результатов Розенхан сделал следующий вывод:[2]

… Данные свидетельствуют об огромной роли стигматизации в психиатрической диагностике. Нет ничего, что единожды заклеймённый шизофреником псевдопациент может сделать, чтобы преодолеть эту стигму. Стигма основательно окрашивает впечатления других о нём и его поведении.

*
Эксперимент без привлечения псевдопациентов

Данный эксперимент Розенхан поставил в хорошо известной больнице, располагавшей собственной исследовательской и учебной базой. Её работники были ознакомлены с результатами предыдущего эксперимента, но утверждали, что в их учреждении подобные ошибки повториться не могут. Розенхан договорился с этими людьми о том, что до истечения трёх месяцев в психиатрическую больницу попытаются попасть один или несколько из псевдопациентов, чтобы оценка каждого пришедшего пациента производилась с учётом вероятности, что он может быть симулянтом. Среди 193 пациентов сочли симулянтами 41 человека и ещё 42 человека заподозрили в симуляции. В действительности, однако, Розенхан вообще не направлял в эту больницу псевдопациентов, и все пациенты, заподозренные больничным персоналом в симуляции, были больными[2][3]. На основании полученных результатов был сделан вывод о том, что «никакая диагностика, которая слишком легко приводит к значительным ошибкам данного рода, не может быть очень надёжной». В исследованиях других специалистов были получены аналогичные результаты, свидетельствующие о ненадёжности психиатрической диагностики.

*
Похожие эксперименты

Морис Темерлин разделил 25 психиатров на две группы и предложил им прослушать голос актёра, изображавшего психически здорового человека. Одной группе сообщили, что актёр — «очень интересный человек, поскольку он выглядит как невротик, но фактически является психотиком», а другой группе не сказали ничего. Шестьдесят процентов участников первой группы выставили ему диагноз «психоз», причём в большинстве случаев выставили шизофрению. Однако в контрольной группе подобные диагнозы не выставил никто[4].

В 1988 году Лоринг и Пауэлл дали 290 психиатрам текст клинического интервью и сообщили им, что одна половина испытуемых имела чёрный цвет кожи, а другая — белый. Исследователи пришли к выводу, что «Врачи, по-видимому, приписывают насилие, склонность к подозрениям и опасность клиентам с чёрным цветом кожи, хотя эти эксперименты такие же как и те, что рассчитаны на клиентов с белым цветом кожи»[5].

В 2008 году посвящённая науке программа BBC «Horizon» провела похожий эксперимент под названием «Насколько Вы сумасшедший?», проходивший в два этапа. В эксперименте принимали участие десять человек: пять тех, у кого ранее были диагностированы различные психические отклонения, и пять тех, у кого не было психиатрических диагнозов. Все 10 человек прошли обследование у трёх экспертов по психиатрической диагностике, задачей которых было выявить пять человек с психическими отклонениями[6]. Двум из десяти пациентов эксперты поставили правильный диагноз, одному пациенту — неправильный, и ошибочно сочли двух здоровых пациентов людьми, имеющими проблемы с психическим здоровьем[7].

В 2009 году журналист Анас Аремайоу Анас (Anas Aremeyaw Anas) расследовал работу психиатрического госпиталя в городе Аккра, столице африканского государства Гана, притворяясь пациентом (3 недели в мужском отделении), торговцем, пекарем, водителем такси. Он описал воровство персонала, пренебрежение жалобами и даже невнимание к критическому состоянию пациентов, жестокое обращение с больными, торговлю наркотиками.[8] Стоит отметить, что в другой своей статье Анас обрушился с критикой на организаторов "альтернативного" лечения психических расстройств, устраивающих «молельные лагеря» и предлагающих пациентам терапию, основанную на шаманских «традициях предков»[9].

Нидерланды

В 2009 году «Нью-Йорк Таймс» сообщила о практике использования специально подготовленных псевдопациентов для исследования работы одной из психиатрических больниц в Нидерландах. Проект отличается своим официальным характером — врачей клиники заранее предупреждают о возможности такого исследования, псевдопациенты имеют на себе видеокамеры и микрофоны, передающие данные в «центр управления»[10].

В 2010 году ожидается расширение программы на 3-5 других клиник. Реакции в отношении такого подхода, как описано в статье, ожидаемо разнятся. Профессор медицины из Гарварда и специалист по медицинской этике Джеймс Сабин говорит, что эта тактика «поможет врачам понять, каково приходится их пациентам». Артур Лазарус, психиатр с большим стажем работы, в июльском номере Psychiatric Services оставил положительный комментарий относительно подобных проектов[11].

С другой стороны, социальный работник Мелисса Миллер считает, что «в данной сфере и так достаточно сдержек и противовесов», и не следует «излишним образом вторгаться» и нарушать доверительные отношения врач-пациент. Профессор клинической психологии Ричард Бенталл высказал «осторожное одобрение» проекта.

*
Ответная реакция

Розенхан опубликовал свои результаты в журнале «Science» с целью подвергнуть критике ненадёжность психиатрической диагностики, недопустимый и унизительный характер психиатрической помощи, который в полной мере ощутили на себе испытуемые, принявшие участие в данном исследовании. Его статья вызвала бурную полемику.

Многие защищали психиатрию, доказывая, что поскольку психиатрическая диагностика широко полагается на сообщения пациентов о своих симптомах, их симуляция является показателем ненадёжности психиатрической диагностики не в большей мере, чем симуляция симптомов других заболеваний. В данном ключе в 1975 году ответил на критику, вызванную исследованием Розенхана, главный автор классификации психических расстройств (DSM-IV) психиатр Роберт Спитцер[12]:

Если бы я выпил литр крови и, скрыв это, с кровавой рвотой явился в отделение экстренной медицинской помощи любой больницы, то поведение персонала было бы вполне предсказуемым. Если бы они мне поставили диагноз и назначили лечение, как при язве желудка, вряд ли бы я смог убедительно доказать отсутствие у медицинской науки знаний о диагностике этого заболевания.

*
Примечания

1. Moran M. (7 April 2006). «Writer Ignites Firestorm With Misdiagnosis Claims». Psychiatric News (American Psychiatric Association) 41 (no. 7): 10—12. Проверено 2009-12-31.

2. 1 2 3 Rosenhan D.L. (January 1973). «On being sane in insane places». Science (New York, N.Y.) 179 (70): 250—258. DOI:10.1126/science.179.4070.250. PMID 4683124.

3. Власова О.А. Антипсихиатрия: становление и развитие (Монография). — Москва: Изд–во РГСУ «Союз», 2006. — С. 136—138. — 221 с. — ISBN 571390346X

4 Ruscio J. (Spring-Summer 2004). «Diagnoses and the Behaviors They Denote: A Critical Evaluation of the Labeling Theory of Mental Illness». The Scientific Review of Mental Health Practice 3 (1).

5. Loring M., Powell B. (March 1988). «Gender, race, and DSM-III: a study of the objectivity of psychiatric diagnostic behavior». Journal of health and social behavior 29 (1): 1–22. PMID 3367027.

6. BBC Headroom Horizon: How Mad Are You?. BBC (2008). Проверено 31 октября 2010. Архивировано из первоисточника 13 апреля 2012.

7. How Mad Are You?—Spotlight. BBC (21 June, 2010). Проверено 31 октября 2010. Архивировано из первоисточника 13 апреля 2012.

8. Публикация журналиста, обзор со ссылками в психологическом блоге MindHacks:
Exposed: Inside Ghana’s “Mad House” - MyJoyOnline, 21 December 2009, 9:44 GMT
Undercover in Accra Psychiatric Hospital - блог MindHacks, 31 декабря 2009 года

9. Investigative report: Lies of prayer camps and traditional healers - MyJoyOnline, 2009.12

10. Heingartner D. (30 November 2009). «The Doctors Were Real, the Patients Undercover». The New York Times. Проверено 2009-12-31.

11. Lazarus A. (July 2009). «Improving psychiatric services through mystery shopping». Psychiatric Services 60 (7): 972–3. DOI:10.1176/appi.ps.60.7.972. PMID 19564229.

12. Spitzer RL (October 1975). «On pseudoscience in science, logic in remission, and psychiatric diagnosis: a critique of Rosenhan's "On being sane in insane places"». Journal of abnormal psychology 84 (5): 442–52. PMID 1194504.

*

Ссылки

R.D. Laing and David Rosenhan: «Being sane in insane places» (фрагмент программы BBC «The Trap» с участием Дэвида Розенхана)

Власова О.А. Антипсихиатрия: становление и развитие (Монография). — Москва: Изд–во РГСУ «Союз», 2006. — С. 136—138. — 221 с. — ISBN 571390346X

Годфруа Ж. Что такое психология. В 2-х т. / Пер. с франц. Н.Н. Алипова и В.В. Свечникова. (Документ 12.5. Здравый рассудок среди безумия). — Москва: Мир, 1992. — Т. 2. — С. 187—189. — 376 с. — ISBN 5030019022

оригинал статьи

_________________
ما تَبحثُ عَنهُ يَبحثُ عَنكَ

 мои расклады
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Социальные эксперименты   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Социальные эксперименты

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Лунные Тени :: Наш Загадочный Мир :: Социум, Личностный рост, Психология-
В верх страницы

В низ страницы